Приглашаем посетить сайт

Cлова на букву "S"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Показаны лучшие 100 слов (из 879).
Чтобы посмотреть все варианты, нажмите

 Кол-во Слово
13SACK
12SAGE
35SAID
74SAINT
14SAME
84SAMUEL
47SAN
45SANS
117SARTRE
13SATAN
18SCHMIDT
33SCHNEIDER
47SCHRIFTEN
17SCIENCE
32SEA
14SECOND
18SECRET
21SEE
16SEEM
50SEINE
17SEINER
17SELECTED
20SELF
12SEMIOTIC
19SEMIOTICS
30SENS
14SENSE
12SEPTEMBER
12SEQUENCE
34SER
21SES
15SHADOW
12SHAKE
13SHAKESPEARE
32SHAW
26SHORT
15SIC
33SIECLE
21SILENCE
12SIMENON
27SIMON
13SIMONE
14SIMPLE
28SIN
11SINE
15SING
14SIR
31SITUATION
20SIX
16SKY
13SLOWLY
16SMALL
12SOCIAL
11SOCIETY
14SOFT
22SOLO
26SOME
62SON
21SONG
20SOUL
11SOURCE
37SOUS
11SOUTH
20SOUVENIR
20SOY
32SPACE
16SPAIN
11SPIEL
14SPIRIT
24STAND
19STAR
32STARK
26STATE
20STEFAN
11STEIN
19STERN
25STERNE
47STILL
14STOCKHOLM
13STONE
40STORIA
42STORY
21STREET
13STRINDBERG
13STROM
52STUDIES
44STUDY
78STURM
235STUTTGART
14STYLE
12SUB
13SUCH
24SUI
22SULLA
11SUMMER
31SUN
110SUR
27SUS
17SWEET
27SYMPOSIUM

Несколько случайно найденных страниц

по слову SHALL

Входимость: 2. Размер: 16кб.
Часть текста: уровне словесно-образном - сближением с Everyman'om, героем moral play XVI в., так и на уровне сюжетно-биографическом. Последнее заключается в том, что Блум поставлен в положение исключительное и одновременно универсальное, позволяющее ему быть не «человеком такой-то национальности», а «просто» человеком, вненациональным человеком вообще: потомок венгров, евреев и ирландцев, он - еврей в Ирландии и ирландец для остального мира; принявший без серьёзной религиозности сначала протестанство, затем католицизм, и живя в католической среде, он и в этом отсутствии религиозной прикреплённости одновременно - исключение, изгой и образец универсальности. Это хорошо интерпретирует Ричард Эллманн, который тщательно взвешивает значение такой особенности биографии Блума в монографии «Улисс на Лиффи»: сделав Блума одновременно Одиссеем, евреем, бывшим иудеем, бывшим протестантом, формально католиком, Джойс наслоил «иудео-христианскую традицию поверх еврейско-эллинистической». При этом, как атеист и вольнодумец, «Блум - это пост-христианин, точно так же, как, будучи новообращённым христианином, он - пост-иудей, а будучи иудео-христианином, он - пост-гомеровский человек» [2, с. 3-4]. Эллманн комментирует это так: в этом образе Джойс «слой за слоем постигает прошлое» человечества [2, c. 4]. Думается, остаётся добавить: не только ради прошлого Джойс даёт своему Одиссею максимально...
Входимость: 1. Размер: 22кб.
Часть текста: способ освоения мира”, писал Роберт Деснос, “оно ничем не может обладать в нем. Его функция и назначение в ином: оно не просто усваивает действительность, создавая новую, но творит именно смысловую реальность”[15; 156]. Театральное искусство, в отличие от остальных видов искусства (литература, философия, живопись), создает произведения, живущие в объективной реальности только в момент восприятия их зрителем. Особенность театрального произведения в том и проявляется, что вне живого контакта актер-зритель театр перестает быть театром. Спектакль – представляется, таким образом, виртуальной реальностью. Это реконструкция действительности, возникающей в сознании участников этого процесса – автора, актеров и зрителей. Безусловно, важную роль играет литературный текст. Но он становится лишь частью смысловой структуры театрального представления. В рамках этого можно считать, что мы имеем дело с театральным текстом, если исходить из определения Анны Юберсфельд о том, что театральное представление - это театральный текст или система знаков различной природы [21;162] Ролан Барт называет театр кибернетической машиной, которая в нерабочем состоянии скрыта за занавесом, но как только занавес открывается, она начинает направлять в ваш адрес целый ряд сообщений, которые передаются синхронно и вместе с тем в различных ритмах [Барт; 1994][ В каждый момент спектакля вы получаете информацию одновременно из 6-7 источников (декорации, костюмы, освещение, жесты, речь, мимика актеров). Таким образом, перед нами предстает настоящая информационная полифония, в которой и заключается феномен театральности, то есть особой толщи знаков. В театре проявляются все основные проблемы семиотики – соотношение между языком и речью, природа театрального знака, значимые варианты этого знака, правила синтагматики, денотативный и...
Входимость: 1. Размер: 45кб.
Часть текста: господствующие позиции занимает силлаботоника. Голоса радикально-новаторские, такие, как голос Джерарда Мэнли Хопкинса (Gerard Manley Hopkins, 1844—1889), современниками услышаны не были. Однако поздневикторианская поэзия все же оказалась способной к тому, чтобы взрастить семена, которым значительно позже суждено будет дать богатые плоды. Так, Роберт Браунинг (Robert Browning, 1812—1889), выдающийся поэт викторианской эпохи, связан с введением в поэзию «драматического монолога». Поэтический рассказ персонажа, с которым автор себя не отождествляет, адресован некоему собеседнику (обращение к нему, а также ответы на подразумеваемые встречные реплики, отличают драматические монологи от монологов героев высокого романтизма) и ориентирован на разговорную речь. В связи с этим происходит постепенное расшатывание столь глубоко укоренившейся в Англии романтической традиции. В поэтическое произведение вводится разговорная лексика, которая без революционных деклараций об отказе от «поэтических» слов и словосочетаний постепенно и естественно начинает достаточно органично сосуществовать с ними. Разговорный синтаксис, не совпадающий с силлаботоническим размером (обычно пятистопным ямбом), размывает четкость ямбической строки постоянными строчными переносами (анжанбе- манами) и внутристрочными обрывами фраз, что очевидно в изобилии знаков препинания внутри строки: That's my last Duchess painted on the wall, Looking as if she were alive. I call That piece a wonder, now: Fra Pandolfs hands Worked busily a day, and there she stands. Will't please you sit and look at her? I said «Fra Pandolf» by design... {My Last Duchess, 1842) Там на стене портрет моей последней герцогини, Которая выглядит, как живая. Я называю Это произведение чудом, сейчас; руки фра Пандольфо Неустанно работали целый день, и вот она стоит. Не угодно ли вам присесть и посмотреть на ...
Входимость: 1. Размер: 29кб.
Часть текста: доминанта в страшных рассказах М. Р. Джеймса Г. В. Заломкина * Текст как поэтическая доминанта в страшных рассказах М. Р. Джеймса Опубликовано в: Литература ХХ века: итоги и перспективы изучения. Материалы Четвертых Андреевских чтений. Сборник научных статей. - М.: Экон-Информ, 2006. С. 152-159. http://www.ruthenia.ru/horror/poetic/zalomkina/james.htm It is a very common thing, in my experience, to find papers shut up in old books… M. R. James. Two Doctors Монтегю Роудз Джеймс, лингвист, палеограф, медиевист, библеист, вице-канцлер Кембриджского университета, создал тридцать три рассказа в жанре ghost stories (1), став в англоязычном мире самым известным и читаемым сочинителем историй о привидениях. Истории Джеймса располагаются в лоне готической поэтики – того архитектонически-идеологического вектора, который объединяет ряд произведений, более или менее устойчиво называемых готическими, в литературную систему, обладающую, несмотря на разнородность, собственной спецификой и границами (2). Особую роль в готическом сюжете играет нарративное пространство системы переплетающихся вставных повествований с их специфической достоверностью и мозаичностью, основанное на приёме «найденной рукописи». Будучи характерным романным приемом, обеспечивающим эффект контакта читателя с конструируемой в тексте реальностью, в готике он получил роль сюжетообразующего элемента. Важным...
Входимость: 1. Размер: 60кб.
Часть текста: использованием принципа “Here and Now” и синтезом изображаемой действительности (окружающий мир, сознательная и подсознательная деятельность человека), то теперь мы попытаемся вычленить из триединства “время - пространство - человек” пространство и проследим, в какой мере джойсовский принцип “Here and Now” определил пространственную организацию абзацев в его прозе. Подобное вычленение в значительной мере относительно, что наглядно можно увидеть на примере анализа начальных строчек второй главы (Нестор) романа “Улисс”: “- You, Cochrane, what city sent for him? - Tarentum,sir. - Very good. Well? - There was a battle, sir. - Very good. Where? The boy’s bleak face asked the blank window. Fabled by the daughters of memory. And yet it was in some way if not memory fabled it. A phrase, then, of impatience, thud of Blake’s wings of excess. I hear the ruin of all space shattered glass and toppling masonry, and time one livisd final flame. What’s left us then? - I forgot the place, sir. 279 B. C. - Asculum, Stephen said, glancing at the name and date in the gorescarred book. -Yes,sir. And he said : Another victory like that and we are done for. That phrase the world had remembered. A dull ease of the mind. From a hill above a corpsestrewn plain a general speaking to his officers, leaning upon his spear. Any general to any officers. They lend ear. - You, Armstrong, - Stephen said. What was the end of Phyrrhus? - End of Phyrrhus, sir? - I...

© 2000- NIV