Приглашаем посетить сайт

Cлова на букву "X"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово
5XENIA
1XXXI
3XXXIII

Несколько случайно найденных страниц

по слову XENIA

Входимость: 2. Размер: 20кб.
Часть текста: общность их мировидения. Для Элиота же, как для поэта, прославившегося раньше Монтале, главным ориентиром были классики прошлого, в том числе и итальянские. Например, огромное значение имело для поэзии Элиота обращение к Данте. Поэтому мы не можем говорить о «равноправных» отношениях двух поэтов. Но вероятно, Элиот знал Монтале как переводчика его стихов на итальянский язык: A song for Simeon «Solaria» 1929, La figlia che piange «Circoli» 1933, Animula «L»Immagine» 1947 и как автора статей о его творчестве: Eliot e noi «L»Immagine» 1947, Invito a T. S. Eliot «Lo Smeraldo» 1950 и др. Т. С. Элиот получил Нобелевскую премию в 1948 г. «за выдающийся новаторский вклад в современную поэзию» [8;104]. Монтале Нобелевская премия была присуждена в 1975 г., через десять лет после смерти Элиота, «за оригинальную поэзию, проникнутую тонким художественным чутьём, которая трактует человеческие ценности как возможность жить без иллюзий». [8;223] Поэтому о личном творческом общении двух поэтов говорить не приходится. Однако исследователи говорят о непосредственном влиянии Элиота на поэзию Монтале [10; 213]. В то же время речь идёт не об ученическом подражании, а о активном творческом усвоении элиотовской поэтики, о художественной проблематике, совпадающей в наиболее значительных концептуальных узлах в творчестве обоих поэтов. Эти концепты (так мы их назовём) во многом определяют художественную систему, как Элиота, так и Монтале. Главные из них, как представляется, связаны со...
Входимость: 3. Размер: 31кб.
Часть текста: нечто само собой разумеющееся: его всегда рассматривают на фоне предтеч и предшественников. Тени великих особенно видны в поэзии, поскольку слова их не так изменчивы, как те понятия, которые они выражают. Поэтому значительная часть труда любого поэта подразумевает полемику с этими тенями, горячее или холодное дыхание которых он чувствует затылком или вынужден чувствовать стараниями литературных критиков. «Классики» оказывают такое огромное давление, что результатом временами является вербальный паралич. И поскольку ум лучше приспособлен к тому, чтобы порождать негативный взгляд на будущее, чем управляться с такой перспективой, тенденция состоит в том, чтобы воспринимать ситуацию как финальную. В таких случаях естественное неведение или даже напускная невинность кажутся благословенными, потому что позволяют отмести всех этих призраков как несуществующих и «петь» (предпочтительно верлибром) просто от сознания собственного физического присутствия на сцене. Однако рассматривание любой такой ситуации как финальной обычно обнаруживает не столько отсутствие мужества, сколько бедность воображения. Если поэт живет достаточно долго, он научается справляться с такими затишьями (независимо от их происхождения), используя их для собственных целей. Непереносимость будущего легче выдержать, чем непереносимость настоящего, хотя бы только потому, что человеческое предвидение гораздо более разрушительно, чем все, что может принести с собой будущее. Эудженио Монтале сейчас восемьдесят один год, и многое из будущих у него уже...

© 2000- NIV