Приглашаем посетить сайт

Cлова на букву "T"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Показаны лучшие 100 слов (из 408).
Чтобы посмотреть все варианты, нажмите

 Кол-во Слово
14TABLE
5TABULA
44TAG
5TAIL
18TAKE
18TALE
16TALK
17TAN
9TAPE
7TEETH
16TEL
7TELL
75TEMP
10TEMPO
5TEMPTING
7TEN
11TERRA
25TERRE
18TERRIBLE
7TERROR
30TES
48TEXT
32THAN
178THAT
30THEATER
87THEATRE
6THEE
51THEIR
46THEM
7THEMSELVES
10THEODOR
43THEORY
72THERE
11THESE
70THEY
40THING
7THINK
8THIRD
39THIS
262THOMA
22THOSE
7THOU
25THOUGHT
6THOUSAND
18THREE
24THROUGH
5TIDE
10TIER
6TIL
8TILL
83TIME
6TIROL
50TOD
11TODAY
8TOGETHER
15TOKYO
11TOM
5TOMA
19TON
8TONE
8TONGUE
25TOO
9TOOK
7TOP
58TORINO
10TORONTO
6TORRE
20TOT
8TOTE
5TOTER
7TOUCH
7TOUR
35TOUT
5TOVE
6TOWARDS
14TOWER
9TOWN
35TRADITION
5TRAIN
14TRANS
11TRANSLATION
17TRAVEL
97TRE
23TREE
8TRIAL
6TRIER
6TRINITY
5TRIUMPH
5TROUBLE
6TRUE
7TRULY
6TUN
24TURN
7TURNED
6TURNING
10TUTTI
6TWAIN
6TWENTY
6TWILIGHT
28TWO

Несколько случайно найденных страниц

по слову TILL

Входимость: 1. Размер: 45кб.
Часть текста: романтической традиции. В стихосложении господствующие позиции занимает силлаботоника. Голоса радикально-новаторские, такие, как голос Джерарда Мэнли Хопкинса (Gerard Manley Hopkins, 1844—1889), современниками услышаны не были. Однако поздневикторианская поэзия все же оказалась способной к тому, чтобы взрастить семена, которым значительно позже суждено будет дать богатые плоды. Так, Роберт Браунинг (Robert Browning, 1812—1889), выдающийся поэт викторианской эпохи, связан с введением в поэзию «драматического монолога». Поэтический рассказ персонажа, с которым автор себя не отождествляет, адресован некоему собеседнику (обращение к нему, а также ответы на подразумеваемые встречные реплики, отличают драматические монологи от монологов героев высокого романтизма) и ориентирован на разговорную речь. В связи с этим происходит постепенное расшатывание столь глубоко укоренившейся в Англии романтической традиции. В поэтическое произведение вводится разговорная лексика, которая без революционных деклараций об отказе от «поэтических» слов и словосочетаний постепенно и естественно начинает достаточно органично сосуществовать с ними. Разговорный синтаксис, не совпадающий с силлаботоническим размером (обычно пятистопным ямбом), размывает четкость ямбической строки постоянными строчными переносами (анжанбе- манами) и внутристрочными обрывами фраз, что очевидно в изобилии знаков препинания внутри строки: That's my last Duchess painted on the wall, Looking as if she were alive. I call That piece a wonder, now: Fra Pandolfs hands Worked busily a day, and there she stands. Will't please you sit and look at her? I said «Fra Pandolf» by design... {My Last Duchess, 1842) Там на стене портрет моей последней герцогини, Которая выглядит, как живая. Я называю Это произведение чудом, сейчас; руки фра ...
Входимость: 1. Размер: 30кб.
Часть текста: смысла слова. Отчасти поэтому он считал искусство слова высшим из искусств. Проблема слова является одной из ведущих тем, разрабатываемых художником на протяжении всего его творчества и также впервые получившей освещение именно в его стихотворениях. Джойс поставил перед собой задачу выразить подсознательный мир словом. В словах, тщательно им подобранных, значимо все: фонетическая организация, семантическое значение, мифопоэтический контекст. С самого начала своего творческого пути Джойс обретался в мире слов, которые для него были не просто способом передачи смысла. Слово завораживало его своим звучанием, причем, иногда (это особенно проявилось в "Поминках по Финнегану") и в отрыве от смысла. Оно обладало самостоятельной ценностью. Свою концепцию языка Джойс выразил в "Портрете художника в юности", где он говорит о Стивене, что индекс его развития определяется степенью развития его отношений с языком 1 . Поэзия и проза писателя - это эксперимент с языком, создание нового словесного инструмента, при помощи которого можно говорить с миром. Уже произведения раннего периода, такие как "Камерная музыка", "Дублинцы" ставят проблему слова. Соединение контекстов, безграничное расширение значения слова происходит при нагнетании разносмысленности, сочетания несочетаемого, постоянного противостояния слова самому себе. Нет, наверное, ни одного другого...
Входимость: 2. Размер: 49кб.
Часть текста: Роман «Красная комната». «Женский вопрос» у Стриндберга, книги новелл «Браки». Натурализм драматургии Стриндберга 1880-х годов; пьесы «Отец», «Фрекен Жюли». Роман «Слово безумца в свою защиту». «Кризис инферно» и перелом в творчестве Стриндберга. Символистская драматургия: «На пути в Дамаск», «Игра снов». Особенности исторических драм. «Камерные пьесы» («Соната призраков»). Август Стриндберг — фигура уникальная в европейской культуре рубежа XIX и XX веков. Трудно отыскать писателя более разностороннего, универсального и в то же время более противоречивого и неуравновешенного. Он никого не оставлял равнодушным, вызывая у современников самые разноречивые чувства — от восторженного восхищения и безоговорочного признания до яростного отрицания и ненависти. Это в равной мере относилось как к его неординарной личности, так и к творчеству.   В России в начале XX столетия, в пору оживленного интереса к культуре Скандинавии, Стриндберг завоевал огромную популярность, почти не уступая в этом X. Ибсену и К. Гамсуну. Издается множество его произведений в различных переводах, в том числе два «полных» собрания сочинений, публикуются многочисленные статьи и эссе о его творчестве, о нем благожелательно отзываются Л. Толстой, А. Чехов, М. Горький, А. Блок. Однако начавшееся столь благоприятно знакомство со Стриндбергом резко оборвалось, когда после одного-двух новых изданий и постановки пьесы «Эрик XIV» Е. Вахтанговым в 1921 г. с гениальным Михаилом Чеховым в главной роли имя Стриндберга на многие десятилетия практически исчезает в России из культурного обихода. За ним прочно закрепляется репутация «великомученика индивидуализма», женоненавистника, декадента и мистика. Лишь во второй половине 1980-х годов с выходом двухтомника избранных ...
Входимость: 2. Размер: 126кб.
Часть текста: изучено в отечественном литературоведении, к тому же отношение к Честертону и его манере повествования весьма противоречиво. Тип его рассказа (теологический детектив - это определение вошло в литературоведческий анализ лишь в перестроечный период - его ввела переводчица Н. Трауберг) не нашел прямых последователей, хотя его возможности, по мнению исследователей, достаточно велики. Дело в том, что рассказы Честертона как по проблематике, так и по поэтическим и идейным смыслам выходят далеко за рамки чисто детективного жанра. Цель Честертона заключалась не только в описании занимательной истории и проведении увлекательного расследования, а крылась в гораздо более глубокой философской и нравственной подоплеке, отображенной прежде всего в наставлениях его главного героя отца Брауна. Совершенно своеобразна и манера повествования, изучение которой представляется важным и необходимым в контексте становления и развития как собственно детективного жанра, так и жанра психологического рассказа. Честертон вошел в литературу как миф, а это наиболее живучая и основополагающая форма восприятия. Занимая особое место в ряду авторов-детективов (Честертон был председателем Клуба детективов, членом которого в то время состояла Агата Кристи), Честертон помимо прочего разрабатывал и теоретические аспекты написания детективов в своих эссе, принципы которых легли впоследствии в основу детективного жанра. Все сказанное обусловливает актуальность рассмотрения проблематики и поэтики детективного рассказа в творчестве одного из его основоположников. 1. Новеллистический цикл 1. 1. Обзор литературы О честертоновской манере письма и особенностях его жанра, как ни странно, начал писать еще сам автор, пытаясь обосновать свой стиль и составить правила написания хорошего детектива: эссе «Вымысел, нужный как воздух», «Как пишется детективный рассказ», «В защиту «дешевого...
Входимость: 1. Размер: 57кб.
Часть текста: и Гофмансталь, сравнительная характеристика. Пьеса Гофмансталя «Глупец и Смерть». Символистскую драматургию в европейском театре можно рассматривать в нескольких контекстах. Во-первых, это важнейшая составная часть «новой драмы» — в данном случае, той традиции, которая, начиная с 1870-х годов, противопоставила себя развлекательному театру для буржуазной публики (эксплуатировавшему самые тривиальные сценические условности), а затем прошла сложный путь развития, чутко реагируя на самые разные интеллектуальные и творческие инициативы культуры рубежа XIX—XX вв. Отсюда — тонкое и не всегда приметное взаимодействие того, что принято считать символизмом в театре с внесимволистскими явлениями (к примеру, с романтической и натуралистической драмой). То есть символистская драматургия неотделима от общего движения символистской литературы, в рамках которой сложно сочетаются элементы романтизма, натурализма, неоромантизма, неоклассицизма, экспрессионизма (в начале XX в.) и, конечно же, собственно символизма. Другими словами, символизм в театре заявил о себе и самостоятельно, как программное явление (эстетика и поэтика драмы) — в особенности у М. Метерлинка, и как фактор эволюции крупнейших драматургов эпохи — Г. Ибсена (позднее...

© 2000- NIV