Приглашаем посетить сайт

Cлова на букву "Й"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Список лучших слов

 Кол-во Слово (варианты)
306ЙЕЙТС (ЙЕЙТСА, ЙЕЙТСУ, ЙЕЙТСОМ, ЙЕЙТСОВ)
2ЙЕМЕН (ЙЕМЕНА)
6ЙЕНСКИЙ (ЙЕНСКИХ, ЙЕНСКОМ, ЙЕНСКОГО)
66ЙЕРМА (ЙЕРМЫ, ЙЕРМЕ, ЙЕРМУ, ЙЕРМОЙ)
102ЙЕТС (ЙЕТСА, ЙЕТСУ, ЙЕТСОМ, ЙЕТСЕ)
364ЙИТСА (ЙИТС, ЙИТСУ, ЙИТСОМ, ЙИТСЕ)
22ЙОГА, ЙОГ (ЙОГОЙ, ЙОГИ, ЙОГУ, ЙОГОМ)
1ЙОГУРТ
7ЙОД (ЙОДОМ, ЙОДА, ЙОДУ)
1ЙОДИСТЫЙ (ЙОДИСТОЕ)
423ЙОЗЕФА (ЙОЗЕФ, ЙОЗЕФУ, ЙОЗЕФОМ, ЙОЗЕФЕ)
1ЙОНГ
2ЙОРАН (ЙОРАНА)
14ЙОРИК (ЙОРИКА, ЙОРИКОМ)
282ЙОРК (ЙОРКЕ, ЙОРКА, ЙОРКУ, ЙОРКОМ)
91ЙОРКСКИЙ (ЙОРКСКОГО, ЙОРКСКОЙ, ЙОРКСКИХ, ЙОРКСКОМ, ЙОРКСКОЕ)
4ЙОРКШИР (ЙОРКШИРА)
3ЙОРКШИРСКИЙ (ЙОРКШИРСКИМ, ЙОРКШИРСКИЕ)
21ЙОТ, ЙОТА (ЙОТУ, ЙОТЫ)
1ЙОТИРОВАННЫЙ (ЙОТИРОВАННОЕ)
7ЙОХАН (ЙОХАНА)
1ЙОХАННЕСБУРГ (ЙОХАННЕСБУРГЕ)

Несколько случайно найденных страниц

по слову ЙОРКСКИЙ (ЙОРКСКОГО, ЙОРКСКОЙ, ЙОРКСКИХ, ЙОРКСКОМ, ЙОРКСКОЕ)

Входимость: 1. Размер: 56кб.
Часть текста: deals with the problem of the Western novel at the turn of the 21st century and investigates its national specificity, i. e. the characteristics of French, Italian, British, Austrian and American novels. The aspects that we single out - from the reality of the novel and consciousness to modernism, postmodernism and poetics - and the analysis of individual works allow us to disclose the underlying aesthetic and ethical sense that determines the specificity of the modern novel. In the first article the works by David Lodge «Thinks…» (2001), Umberto Eco «The Mysterious Flame of Queen Loana» (2004) and William Vollmann «Europe Central» (2005) are considered in details. Роман рубежа ХХ и ХХI столетий как жанр в большей мере задает вопросы, чем дает ответы, - и это перманентно в его истории. Живой и саморазвивающийся организм, он неизменно проблематизирует авторское сознание, эмпирическую реальность, свое собственное мышление, художественную форму. В современную эпоху эта имманентная жанровая парадоксальность, не поддающаяся устойчивой систематизации и структурированию, ризомна. Актуальность этого постмодернистского образа в непостмодернистское время очевидна. Гетерогенность, плюрализм, безграничный субъективизм, беспредельная свобода выбора, всевозможность ценностных ориентаций во всех сферах - цивилизации, культуре, искусстве - по-прежнему действенны в их соположенной и взаимопроникающей явленности [1]. К настоящему моменту, казалось бы, о романе сказано все: о его природе, романном мышлении, об искусстве романа. Синтетичность, полистилистика, жанровая полифония, многоуровневые пространства языка и текста, интертекстуальность, саморефлексия, метаповествование, внежанровые и внелитературные формы, условность и романный мимесис, метаморфозы авторского «я» и читателя, игра означающего с означаемым,...
Входимость: 2. Размер: 19кб.
Часть текста: показало фильм «День спустя» — о последствиях ядерного сражения, уничтожившего жизнь на Земле. Сразу после фильма режиссер попросил Киссинджера прокомментировать увиденное. Тот спросил: «А кто у вас в кино победил?». Выяснилось, что авторы фильма не знают. Им это было не нужно, а Киссинджеру важно. Война, даже последняя, ведется по вечным законам. В бой вступают две стороны, а значит, в ней должны быть победители и побежденные. Если угодно, это — голос логики, а значит — цивилизации, которая подразумевает правила. Все мы — дети холодной войны. Мы привыкли жить в тени атомной бомбы, но даже она не отменяла резона. Возможно, как раз поэтому мы и выжили. Сегодня мы живем в другое, еще более странное время. Каждый из нас, даже не зная этого, участвует в необъявленной войне. В ней нет тыла. Террор растворяет пространство, отменяя линию фронта. Московский театр, нью-йоркские небоскребы, иерусалимский автобус, дискотека на Бали — все это равно уязвимые цели. В этой войне нельзя отсидеться. Даже сдаться нельзя. Мы просто не можем сделать ничего такого, чтобы война обошла нас стороной. Ничего не зависит от нашего поведения, от наших убеждений, от наших добродетелей или пороков. Террору ...
Входимость: 1. Размер: 11кб.
Часть текста: в молодости “его ветреность не было маской, одеваемой по случаю”; таким он и был – “беззаботным, молодым и несерьёзным”, “счастливым и не стыдящимся своего счастья”. Впоследствии же привычка переросла в писательскую позицию; главное – это лёгкость во всём: свои эссе Милн называл “лёгкими статьями”, как драматург делал ставку на облегчённую форму салонной комедии, как беллетрист легко играл “пародическими формами” семейного, детективного, готического романов, как поэт упражнялся в “лёгких” жанрах комического стихотворения на случай и стихотворного бурлеска. В свою очередь, если критика хвалила его стиль, то за “пушистую лёгкость”, если порицала, то за “тяжёлое усилие быть непременно лёгким”. До Первой мировой войны Милн – прежде всего модный эссеист «Панча», публикующий по контракту одно эссе в неделю. Задача раннего Милна – приспособить “прихотливое эссе” (в стиле «Очерков Элии» Ч. Лэма) к условиям развлекательного журнала; отсюда и темы – мелочи и пустяки аристократического быта (гольф, крикет, садоводство, кулинария, одежда, пикники, вечеринки), приправленные описаниями комических недоразумений, гротескными диалогами, нарочито банальными остротами и незамысловатыми каламбурами.   В дальнейшем Милн делает попытки расширить свою эссеистику – то в сторону литературной критики, то в сторону публицистики. Но и за рамками светских тем он не может отказаться от светского тона; если же отказывается, то впадает или в банальность, или в наивность. В критике он по-прежнему шутливо смешивает общие места с “лёгкими” парадоксами (“В современной лёгкой поэзии автор всю тяжёлую работу берет на себя, в современной серьёзной поэзии – оставляет её читателю”). ...
Входимость: 2. Размер: 40кб.
Часть текста: (1930), запальчиво и метко озаглавленной «Страх американцев перед литературой», характеризуя своих собратьев по перу, достойных, по его мнению, этой престижнейшей награды, С. Льюис назвал первым имя Драйзера, с которым состоял в личной ссоре. Драйзер, по его словам, был «первооткрывателем», поборником «смелого и страстного» изображения жизни, освободившим литературу от «викторианской» и «хоуэллсианской» робости и претенциозности, художником, в нелегкой борьбе пробивавшим дорогу тем реалистам, которые осмелились запечатлеть действительность нелицеприятно, без оглядки на разного рода табу и правила «хорошего тона». С этой, по сути, принципиальной оценкой позднее согласились в своих высказывания Шервуд Андерсон, Уильям Фолкнер, Эрнест Хемингуэй, Роберт Пени Уоррен и др. Еще в статье «Драйзер» (1916), написанной в пору резких нападок на автора «Сестры Керри», Шервуд Андерсон писал: «Тяжка, тяжка поступь Теодора. И как просто было бы разбирать по косточкам некоторые его книги, посмеяться над тяжеловесностью его прозы. Но тяжелая поступь Теодора, его тяжелая неуклюжая поступь проторила нам тропу. Он идет ей по пустыне лжи, он прокладывает нам тропу. И тропа эта скоро станет улицей». Столь значимая роль Драйзера определилась несколькими факторами. Писатель, тяготевший к эпическому размаху, запечатлевал самую нелицеприятную правду жизни. В его творчестве отчетливо выражено автобиографическое начало. Он был бесстрашен, способен, по словам критика Матиссена, «идти поперек...
Входимость: 1. Размер: 50кб.
Часть текста: Грина, романы «Брайтонский леденец», «Сила и слава». — Эволюция модернизма и творчество У. Льюиса (роман «Месть за любовь»). — Консерватизм Во. Роман «Пригоршня праха»: особенности проблематики и поэтики; роман «Возвращение в Брайдсхед» и воздействие Второй мировой войны на литературный процесс в Британии. «Может случиться, что в следующем столетии нынешними романистами придется так же дорожить, как мы дорожим сегодня художниками и искусниками конца восемнадцатого века. Зачинатели, эти кипучие натуры, все вывелись, и вместо них подвизается и скромно процветает поколение, замечательное гладкописью и выдумкой. Вполне может случиться, что впереди нас ждут неурожайные годы, когда наши потомки бросят голодный взгляд на то время, когда желания и умения доставить удовольствие было предостаточно». Так в романе «Испытание Гилбета Пинфолда» (The Ordeal of Gilbert Pinfold, 1957) Ивлин Во, крупнейший английский романист середины века, оценивает своих писателей-современников. Они заявили о себе в 1930-е годы, когда «зачинатели», модернисты старшего поколения, миновали пик творческого расцвета, и на смену им пришло поколение «искусников», которые усвоили уроки Пруста и Джойса, но не ставили перед собой столь революционных творческих задач. Усложненная, проникнутая духом Эксперимента проза — романы Дж. Джойса («Поминки по Финнегану», Finnegan's Wake, 1939), ...

© 2000- NIV