Приглашаем посетить сайт

Cлово "ДОЛЖНЫЙ"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ДОЛЖЕН, ДОЛЖНА, ДОЛЖНЫ, ДОЛЖНО, ДОЛЖНОЕ

Входимость: 48.
Входимость: 40.
Входимость: 37.
Входимость: 35.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 32.
Входимость: 30.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 29.
Входимость: 28.
Входимость: 27.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 23.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.
Входимость: 14.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 48. Размер: 122кб.
Часть текста: и сегодня он не только соединяет, но и разъединяет, не только цементирует, но и взрывает. И чем больше у него становится друзей, тем шумнее делаются те, кто, подобно Эжену Ионеско, резонно чувствуют в Брехте опасного врага и поэтому пользуются каждым случаем, чтобы атаковать его позиции. Указать движущие мотивы этой год от года ширящейся критической битвы не составляет труда. О них и на Западе пишут без обиняков. Так, англичанин Мартин Эсслин, который начинает свою не раз переиздававшуюся книгу о Брехте решительной констатацией: "Нет ни малейшего сомнения в том, что Бертольт Брехт является одним из наиболее значительных писателей этого столетия", - столь же решительно устанавливает и другое: что "его приверженность к восточногерманскому коммунистическому режиму запутывает проблему. И если одни утверждают, что его величие как режиссера, подкрепленное субсидиями, полученными от коммунистического правительства, свидетельствует о культурном превосходстве Восточного лагеря, то другие осуждают его на том основании, что он был коммунистическим пропагандистом и вследствие этого не...
Входимость: 40. Размер: 80кб.
Часть текста: поэт и воин Рихард Шапке перевод с немецкого Игнатьева Андрея Габриеле Д’Аннунцио: поэт и воин http: //nsportal.org.ua/?p=1573 Тема этой статьи – это философия и политическая деятельность итальянского гения Габриеле д’Аннунцио, проявившего себя в самых различных областях. Произведения этого выдающегося поэта и писателя вследствие этого будут рассматриваться в связи с их философским содержанием, а о его бесчисленных аферах и скандалах речь будет идти поэтому в лучшем случае во вторую очередь. Цитаты взяты, если нет иных указаний, из произведений д’Аннунцио. Часть 1. Философ самопреодоления Введение Габриеле д’Аннунцио – поэт, солдат, летчик, демагог, эротоман, философ самопреодоления и проповедник сверхчеловека – был ярким представителем скептического поколения. Он принадлежал к выдающимся личностям Италии, жившим до и после первой мировой войны как единственный итальянский поэт этого времени, имеющий международную известность. Д’Аннунцио оказал влияние на целую эпоху в истории итальянской литературы и был одним из поразительнейших феноменов, явившихся на стыке столетий в Европе. Во время своего захвата Фиуме он разработал внешние форм и ритуалы фашизма. В наши дни д’Аннунцио почти забыт в Германии, не говоря уже о его романе «Огонь». Итальянский гений самоинсценировки все же привлек внимание немецкой общественности перед...
Входимость: 37. Размер: 115кб.
Часть текста: сомнительным комплиментом. Задачи науки, задачи искусства и задачи философии, по Фаулзу, не только не совпадают, но и направлены порой в противоположные стороны 1 Философия Фаулза, тем не менее, не может не претендовать на внимательное изучение. Выявление целей и задач всей предлагаемой Фаулзом философской системы, ее целостности, внутренней последовательности и направленности, ее роли в творчестве писателя,— вот основные задачи этой главы. Еще в 1964 г. Джон Фаулз заявил, что «хотел бы быть, прежде всего, хорошим философом, потом поэтом, а уже затем писателем» (13). Все созданные до сих пор произведения Фаулза писателя от «Коллекционера» (1963) до «Червя» (1985) обнаруживают в нем и поэта, и философа. В этих двух названных Фаулзом ипостасях его деятельности нет никаких изменений: существует только один поэтический сборник и один философский труд. Фаулз-поэт и Фаулз-философ, однажды появившись, замерли. Фаулз-писатель не только создает новые произведения, но и переделывает старые. Существует два варианта романа...
Входимость: 35. Размер: 140кб.
Часть текста: результатам. Ионеско, какими бы непонятными и таинственными ни казались его пьесы, доказал, что он может внятно и убедительно интерпретировать свои идеи, если его провоцируют защищаться от нападок, одну из которых предпринял театральный обозреватель лондонского Observer Кеннет Тайней. В рецензии на постановку «Стульев» и «Урока» в Royal Court Theatre Тайней предупреждал читателей, что в лице Ионеско противники реализма в театре могут заполучить мессию: «Перед нами предстал самозваный адвокат антитеатра: откровенный проповедник антиреализма — писатель, утверждающий, что слова не имеют смысла и всякая связь между людьми невозможна». Тайней допускал, что Ионеско даёт обоснованное личное видение, но «опасно, когда подобное становится примером для подражания, принимается за преддверие в театр будущего, в унылый холодный новый мир, заставляющий гуманиста терять веру в логику и в человека, который навсегда будет изгнан из театра». Ионеско отошёл от реализма с «характерами и событиями, взятыми из жизни», как это имеет место в драматургии Горького, Чехова, Артура Миллера, Теннесси Уильямса, Брехта, О'Кейси, Осборна и Сартра 1 . Нападки Тайнена...
Входимость: 33. Размер: 108кб.
Часть текста: http://magazines.russ.ru/inostran/2000/4/todd.html 180 000 ЭКЗЕМПЛЯРОВ — Пожалуй, ты можешь сыграть Марту в пьесе одного молодого автора. Мне нравится. На, прочти, — сказал Эрран Марии Казарес, вручая ей текст “Недоразумения”. Марсель Эрран — актер и режиссер, директор театра “Матюрен” и большой умница (что не вполне обычно для директора частного театра), гомосексуалист, сноб, циник и светский лев — решил поставить на своей сцене “Недоразумение”, пьесу с пятью персонажами. Тексты Камю ходили в Париже по рукам. Жан Вилар заинтересовался “Калигулой” — двадцать пять персонажей! Эрран прочел обе пьесы и решил, что на волне успеха предыдущих двух вещей, “Постороннего” и “Мифа о Сизифе”, в театре лучше начать с чего-нибудь камерного. Первая рабочая встреча состоялась на квартире самого Эррана, над театром, неподалеку от бульвара Османн. Казарес узнала Камю: они уже виделись у Лерисов на чтении пьесы Пикассо, где Камю возвещал начало спектакля тремя ударами посоха и зачитывал авторские ремарки. В Марии проснулся, как она сама выражается, “неизбывный инстинкт завоевательницы”. Она отмечает, что у Камю “лицо было надменное, но без самодовольства”, вид “безразлично-небрежный” и “неотразимое обаяние”. Она уловила в нем также склонность к меланхолии, некоторую неуравновешенность и едва заметный надлом. “Ранимость его таит в себе силу, порожденную изгнанием”, — решила она. “Недоразумение” Камю...

© 2000- NIV