Приглашаем посетить сайт

Cлово "ЧУВСТВО"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЧУВСТВА, ЧУВСТВОМ, ЧУВСТВАМИ, ЧУВСТВЕ

Входимость: 62.
Входимость: 36.
Входимость: 34.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 33.
Входимость: 31.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 15.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 62. Размер: 114кб.
Часть текста: рубеже XIX - XX веков Мопассан МОПАССАН Родившись в том самом 1850 г., когда умер Бальзак,Мопассан по основным принципам своего социально насыщенного искусства исходит по прямой линии от величайшего французского реалиста. Однако его непосредственными учителями, из рук которых он принял свое писательское «оружие», были Флобер, Золя и Гонкуры. «16 апреля 1877 года шесть молодых и восторженных натуралистов — Поль Алексис, Анри Сеар, Леон Энник, Гюисманс, Октав Мирбо и Ги де Мопассан рассуждали у Граппа в окрестностях Сен Лазара, о своих учителях: Густаве Флобере, Эдмоне Гонкуре и Эмиле Золя» 3 ,— пишет в сшоем (капитальном труде «Ги де Мопассан и искусство романа» современный французский исследователь Андре Виаль. Три года спустя пятеро из этих «восторженных натуралистов», включая и Мопассана, сгруппировались вокруг Золя, чтобы создать свой программный сборник «Меданские вечера». «Мы не претендуем на звание школы. Мы только друзья, встретившиеся у Золя благодаря общему для всех нас предмету восхищения; затем родство темпераментов, сходство восприятий, однородная философская установка объединяет нас все больше и больше»,— писал Мопассан перед ...
Входимость: 36. Размер: 103кб.
Часть текста: до ужаса близкая, сегодняшняя Англия, чей дух окутан плотными туманами лицемерия, благополучия, ничтожности. Уж так богата эта Англия, уж такая это могуществен-ная морская держава! А ее оптимизм, способный посрамить даже Стивенсона, а ее праведное ханжество!» Как видно, всем достается по порядку, сводятся счеты века с веком. И действительно, молодой автор продолжает: «... Диззи (Дизраэли) умер не так давно, и его романы еще не кажутся смехотворно-старомодными, какой-то нелепой пародией. Интеллигенция эстетствует и поклоняется Оскару, или эстетствует и поклоняется Берн — Моррису (то есть Эдуарду Берн-Джонсу и Уильяму Моррису. — М. У.), или проповедует утилитаризм и поклоняется Гексли с Дарвином» («Смерть героя», ч. I, 1). Ирония не щадит ничего. Олдингтон начинает свой роман, «памятуя о Джордже Муре», но — снисходительно «памятуя», как помнят мысли, когда-то казавшиеся блестками, но безнадежно приевшиеся. Пожалуй, никто из английских писателей 20-х годов не взглянул на недавно отошедшую эпоху в таком собранном фокусе ...
Входимость: 34. Размер: 102кб.
Часть текста: о чувстве абсурда, обнаруживаемом в наш век повсюду, — о чувстве, а не о философии абсурда, собственно говоря, нашему времени неизвестной. Элементарная честность требует с самого начала признать, чем эти страницы обязаны некоторым современным мыслителям. Нет смысла скрывать, что я буду их цитировать и обсуждать на протяжении всей этой работы. Стоит в то же время отметить, что абсурд, который до сих пор принимали за вывод, берется здесь в качестве исходного пункта. В этом смысле мои размышления предварительны: нельзя сказать, к какой позиции они приведут. Здесь вы найдете только чистое описание болезни духа, к которому пока не примешаны ни метафизика, ни вера. Таковы пределы книги, такова ее единственная предвзятость. Абсурд и самоубийство Есть лишь одна по-настоящему серьезная философская проблема — проблема самоубийства. Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы ее прожить,- значит ответить на фундаментальный вопрос философии. Все остальное — имеет ли мир три измерения, руководствуется ли разум девятью или двенадцатью категориями второстепенно. Таковы условия игры: прежде всего нужно дать ответ. И если верно, как того хотел Ницше, что заслуживающий уважения философ должен служить примером, то понятна и значимость ответа — за ним последуют определенные действия. Эту очевидность чует сердце, но в нее необходимо вникнуть, чтобы сделать ясной для ума. Как определить большую неотложность одного вопроса в сравнении с другим?...
Входимость: 33. Размер: 73кб.
Часть текста: англичанина из обеспеченной семьи приобретают для Форстера особый смысл. В системе морально-этических проблем его романов вопрос о «скованности» и «слепоте» человеческого сердца занимает одно из центральных мест. И вместе с тем процесс высвобождения потенциальных возможностей личности из сковывающих ее пут предрассудков и условностей всегда привлекает внимание писателя. В 1897 г. Форстер поступил в Кембридж, где специализировался в области классических языков и истории. Его наставником, а впоследствии и ближайшим другом становится Голдсворси Дикинсон — член совета Кингс-колледжа Кембриджа. Знаток античной культуры, он вовлек в сферу своих интересов и Форстера. Он приобщил его к изучению философии, в области которой самого Дикинсона увлекали труды неоплатоников и учения мистиков. Дикинсон был одним из основателей «Индепендант Ревью» — печатного органа левого крыла либеральной партии. Здесь Форстер публиковал свои ранние рассказы. К годам пребывания в Кембридже относится начало и ряда других дружеских связей Форстера. В стенах этого старейшего и привилегированного университета учились многие из «блумсберийцев». Кембридж сблизил их. Здесь берут начало дискуссии, которые будут продолжены в 900-х годах на вечерах группы «Блумсбери». Одним из членов ее, вскоре после выхода из университета, становится и Эдвард Морган Форстер. Форстер увлекается философией Джорджа Е. Мура, зачитывается его книгой «Principia Ethica». Одной из основных тем творчества Форстера становится тема поисков путей к совершенным человеческим взаимоотношениям. За свою жизнь Форстер побывал в Греции и Германии, довольно долго жил в Италии, дважды совершил...
Входимость: 33. Размер: 130кб.
Часть текста: стали итогом эпохи и культуры, гигантским художественным экспериментом, синтезирующим мысль и интуиции эпохи, и одновременно — мостом в будущее, сущностное, глубинное, «обретением времени» в смысле победы над ним. Еще — торжеством искусства, ибо «обретенное время» существует только в искусстве: лишь оно — подлинная, непреходящая ценность и лишь жизнь ради него — подлинная жизнь. Джойс, Музиль, Пруст — бескорыстные подвижники, творившие дух из материи собственного тела, — создавали великую культуру за счет собственного здоровья, зрения, дыхания, самоей жизни. Еще — торжеством вечности, мировой культуры, классики... Как и Джойс, Музиль, Манн, Гессе, Пруст не только «владел» всей мировой культурой, но тяготел к «александризму», классицизму. Элиот творил с постоянной оглядкой на английскую поэзию XVII века, Пруст — на французскую прозу XVII века — отсюда у обоих сложная система аналогий, сравнений, ассоциаций. Ориентация на лучшие образцы прошлого, стремление придать своим произведениям классическую форму, использование огромных сокровищ мировой культуры, творческое переосмысление их — вот то главное, что объединило всех модернистов-классиков нашего времени. В Англии классическую традицию отстаивали имажисты и их преемники, во Франции с позиций «неоклассицизма» выступали М. Пруст, А. Жид, П. Валери, П. Клодель. «Неоклассицизм» представлял собой дань традиции, проповедь искусства как убежища от абсурда бытия, возрождение символизма и духовной жизни как таковой — будь...

© 2000- NIV