Приглашаем посетить сайт

Cлово "ПИСЬМО"


0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПИСЕМ, ПИСЬМА, ПИСЬМЕ, ПИСЬМАХ

Входимость: 48.
Входимость: 47.
Входимость: 42.
Входимость: 39.
Входимость: 38.
Входимость: 36.
Входимость: 35.
Входимость: 34.
Входимость: 32.
Входимость: 32.
Входимость: 31.
Входимость: 31.
Входимость: 30.
Входимость: 30.
Входимость: 29.
Входимость: 29.
Входимость: 29.
Входимость: 27.
Входимость: 26.
Входимость: 25.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 23.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 21.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 19.
Входимость: 19.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 16.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 48. Размер: 113кб.
Часть текста: 2011, №9 http://magazines.russ.ru/inostran/2011/9/be4.html Часть первая. Смятение умов 1. “Сага о Прингсхаймах” “Исторический роман сочинял я понемногу, пробираясь, как в туман, от пролога к эпилогу”. Эти строки Булата Окуджавы я часто повторял про себя, когда писал - нет, конечно, не роман, а документальное повествование о судьбе математика Альфреда Прингсхайма. Его имя сегодня вряд ли наслуху даже у профессионалов-математиков, а обычному читателю оно, скорее всего, неизвестно. Разве что знаток литературы вспомнит, что на дочери Альфреда Прингсхайма - Кате - был женат один из великих писателей ХХ века Томас Манн. Между тем в конце XIX и начале XX веков академика Баварской академии наук и профессора Мюнхенского университета Альфреда Прингсхайма знали и ценили не только его коллеги-математики, но многие музыканты, художники, коллекционеры произведений искусства... Его талант блистал множеством граней. Прингсхайм добился неплохих результатов в математике и заслужил признание коллег: в 1906 году его избрали президентом созданного в 1890 году Немецкого математического общества. До Прингсхайма этот пост занимали такие корифеи науки, как Георг Кантор, Феликс Клейн, Давид Гильберт, ПаульГордан, Макс Нётер... Но наука не была единственным призванием Прингсхайма. С юных лет он увлекся музыкой и серьезно задумывался о возможности стать профессиональным музыкантом. И хотя математика в конце концов победила, занятия музыкой он не оставлял в течение всей своей долгой жизни. И музыкой не ограничивались увлечения этого живого, острого на язык любимца студентов и женщин, азартного спорщика, заботливого семьянина, отца пятерых талантливых детей, гостеприимного хозяина одного из самых известных музыкально-литературных салонов Мюнхена, щедрого мецената и ценителя прекрасного. Альфред вырос в семье преуспевающего предпринимателя в окружении роскошных произведений живописи и скульптуры. Неудивительно, что он стал...
Входимость: 47. Размер: 30кб.
Часть текста: страха требуется слишком много подробностей, которые трудно было бы привести в разговоре. (...) Я никогда не говорил с Тобой откровенно, в храм к Тебе не ходил, в Франценсбаде никогда Тебя не навещал и вообще никогда не проявлял родственных чувств...» (Франц Кафка, ноябрь 1919 года). «Дорогой отец! Это письмо — исключительно к тебе. Ты не ближе мамы мне. Но на тебя я похож больше, чем на нее. А в этом письме — я не знаю еще, удастся ли это — я говорю почти с самим собой». И тут же сразу, инстинктивно, вдруг — «Дорогой отец, я боюсь» (Борис Пастернак, май 1916 года). Два письма. Двух сыновей. Двум отцам. Разница в написании между ними — три года. Но какие непохожие судьбы и влияние на мировой литературный процесс! Послание Бориса Пастернака дошло до адресата, письмо Франца Кафки — нет. Тем не менее, последнее широко известно с 1952 года (у нас — с 1968-го), тогда как первое опубликовано на страницах журнала «Знамя» совсем недавно 1 . Ощущение того, что письма Кафки и Пастернака удивительным образом схожи, возникает с первых строк их параллельного прочтения. Речь идет не просто об общности тематики, проблематики, сюжетно-бытовых коллизий. В них присутствует некий особый метафизический аккорд, который вызывает к жизни новый литературный жанр — Письмо сына к отцу. Скептик, настроенный на волну массовой культуры, заметит: «Что здесь может быть нового?! Помилуйте, миллионы сыновей пишут своим отцам каждый день». Да, это действительно так. Но многое ли из «валового продукта» становится достоянием культурной памяти человечества?! Нет смысла отвечать на риторический вопрос, углубляясь в философские пассажи на тему «что, где, когда и почему», «из какого сора» образует небо в алмазах. Еще древние греки знали, что всякое ...
Входимость: 42. Размер: 65кб.
Часть текста: В 1903 году, когда я еще только начал заниматься в Пражском университете, я выступил на студенческом философском кружке с докладом о Шопенгауэре и очень резко отозвался о Ницше. Кафка, напротив, боготворил Ницше, он, не переставая, читал его и цитировал /я же в те годы читал исключительно Шопенгауэра/. Так вот, после моего доклада Кафка провожал меня домой и, хотя от природы он был молчальником, на этот раз он оказался необычайно разговорчив. До глубокой ночи мы провожали друг друга, и беседа очень скоро перешла с философских тем на литературные. Кафку не увлекала абстрактная философия. Кроме Кьеркегора /которого мы узнали лишь позже/, его мало кто интересовал и совсем не удовлетворяли ответы великих мыслителей. То, что меня покорило в нем тогда, во время нашей первой беседы, было его преклонение перед всем естественным, обыкновенным и скромным. В Кафке было что-то от голоса тишины, исходящего из тайников природы. Неисчерпаемость природы оставалась для него вечной загадкой, я же видел в этом только половодье чувств. Дружба между нами завязалась с самого начала, об этом говорят первые письма Кафки ко мне. Начиная с 1903 года, мы ежедневно встречались всякий раз, когда Кафка бывал в Праге, и так продолжалось почти 22 года. В кафе "Лувр", где мы, по обыкновению, собирались, властителем дум был Франц Брентано, выступавший против Канта. Один из профессоров школы Брентано неизменно сопровождал читаемый им курс сакраментальной фразой: "Мы подходим теперь к "Критике чистого разума" Канта, которая, в сущности, является критикой отсутствия разума". Вагенбах — биограф Кафки — говорит о связи между брентанизмом и духовным миром писателя, ссылаясь на его афоризм: "Существует цель, но не путь. То, что мы называем дорогой, это сомнения, колебания..." На самом деле, эти слова Кафки близки к Кьеркегору /выступающему против компромисса/, или к Ибсену /"все или...
Входимость: 39. Размер: 114кб.
Часть текста: Шевякова Эвелина Николаевна Ведущая организация – Институт научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН. Защита состоится «25» ноября 2011 года в «15» часов на заседании диссертационного совета Д 501. 001. 25 при Московском государственном университете им. М. В. Ломоносова. Адрес: 119991, г. Москва, ГСП-1, Ленинские горы, МГУ им. М. В. Ломоносова, 1 учебный корпус, филологический факультет. С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Автореферат разослан « » 2011 года Ученый секретарь диссертационного совета, Кандидат филологических наук, доцент А. В. Сергеев Общая характеристика работы Настоящая диссертация посвящена комплексному изучению поэтики французского Нового Романа – последнего по времени значительного явления французской литературы ХХ века. Актуальность данной темы обуславливается не только недостаточной изученностью этого литературного течения в современном литературоведении, но и рядом более сложных причин. Признавая заслуги таких французских исследователей, как М. Надо, Р. Барт, много сделавших для критического осмысления поэтики первых произведений новороманистов, как Ж. Рикарду, давшего первую и наиболее законченную типологическую модель Нового Романа, как Л. Гольдман, Ж. Женетт, С. Сикс, Р. Альман, М. Каль-Грюбер, Ж. Тораваль, А. Дункан, В. Госель, Д. Виар, Ф. Дюга-Порт, исследовавших творчество отдельных писателей и сделавших значительное количество точных и не утерявших ценности наблюдений и выводов, следует отметить, что их хронологическая и физическая приближенность к объекту изучения не могла не наложить на их работу многочисленных и разнообразных ограничений, которые...
Входимость: 38. Размер: 43кб.
Часть текста: Петеру Прингсхайму[2], написанное шестого ноября 1917 года, и поищем в нем следы одной драматической истории из жизни молодого ученого. Петер Прингсхайм Через четверть века события вокруг физика закрутятся в такую трагическую воронку, что в нее окажутся втянутыми судьбы многих известных людей неспокойного двадцатого века. Письмо Томаса Манна Петеру Прингсхайму от 6 ноября 1917 г. Письмо известного писателя невелико – в нем восемь абзацев текста – и выглядит как обычное дружеское послание близкому родственнику. В первых двух абзацах автор поздравляет своего шурина с предстоящим днем рождения, пишет об общей радости, с которой все домочадцы встречают весточки от Петера, а далее рассказывает о новостях культуры. Прежде чем мы внимательно прочтем письмо в поисках обещанной ниточки, скажем несколько слов о времени описываемых событий. День, которым датировано письмо, ничем особым не выделен в истории. Четвертый год тянется всем смертельно надоевшая мировая война, называемая в России «германской». Нескончаемые сражения выматывали последние силы у воюющих стран, число жертв с обеих сторон шло на миллионы, люди в тылу забыли вкус нормальной еды и постоянно голодали. Терпению народа везде подходил конец. В России взрыв произошел буквально на следующий день после отправки письма Манна – 7 ноября по европейскому календарю в Петрограде начался знаменитый мятеж, который потом назовут Великой Октябрьской социалистической революцией. В Мюнхене, откуда Томас Манн писал письмо своему шурину, недовольство населения тоже грозило выйти из берегов. В прошлом осталось восторженно романтическое отношение к войне, радостное ожидание скорой победы.   Мюнхен, 2 августа 1914 года Гитлер на митинге: 2 августа 1914 года, Мюнхен Война потеряла в глазах немцев свой возвышенный ореол, голод стал главной темой разговоров взрослых и детей. Сын Томаса Манна...

© 2000- NIV